venta_dv (venta_dv) wrote,
venta_dv
venta_dv

Categories:

Почему анархисты в России круче всех?

На самом деле это попытка ответа на один подзамочный пост, перешедшя в отвлеченные рассуждения и всякие общие банальности, но читать можно и не будучи с ним знакомым. Кому надо тот поймет.
  
Дорогие левые, я вам сейчас расскажу об анархистах. Точнее о том, как они к вам относятся. Сора из избы я не вынесу. Это не какая-то особая тайна, но результат собственных наблюдений и вращения в этой среде. Кто не вращался, может и не знать. Заодно и ответ, почему я с анархистами, а не с кем-то другим, хотя во многом далек от кропоткинских идеалов.

Так вот существуют три основных типа отношений среднестатистического анархиста к прочим левым. Это, в первую очередь, касается троцкистов, об отношении к сталинистам и локальным группам, типа ДСПА или СРС нужно сказать отдельно.

Так вот, говоря уж начистоту, эти три эмоции таковы. Презрение. Снисходительность. Ирония.
И это абсолютно заслуженно.

Современная российская анархистская среда является, в некотором роде, очень мачистской (в данном контексте это прилагательное отношения к гендерным вопросам не имеет). Себя она считает пупом Земли, собственные успехи приукрашивает, а чужие преуменьшает. Однако есть на то причина.

Анархисты в России сегодня являются единственными полноправными представителями социалистического движения. Интернационалистического движения, которое устремлено в будущее, настроено на построение бесклассового общества и рассматривает его как реальную перспективу, а не некий дополнительный бонус, прилагаемый к долгому прокачиванию навыка пикетирования.

Анархисты могут быть сплошь и рядом дураками, неграмотными вчерашними школьниками, они могут плавать в азах теории, но они смогли сделать то, чего не смогли сделать другие и что позволяет им быть лицом современного российского левого социализма. Анархисты смогли создать самовоспроизводящуюся среду. Не очередной «Революционный фронт», из пяти человек, а движение. Самая крупная анархистская организация России насчитывает людей не больше, чем среднестатистическая секта, но на московский Первомай выходит несколько сот человек. Десять назад – это была пара десятков надоевших друг другу активистов.

Эту среду можно и даже нужно критиковать. Но она есть. Можно прилагать усилия, чтобы она стала лучше, и она не исчезнет в два дня, после кого-нибудь неебического раскола. Уходят одним, приходят другие.
Это и рождает соответствующее отношение к другим левым. Троцкистов недолюбливают не за Кронштадт. Кронштадт это ритуальная мантра, которая на самом деле почти ничего не говорит сердцу юного анархиста. Троцкисты вызывают недоумение своей неспособностью создать свою среду (ну хотя бы пресловутое «рабочее движение»). Такую, в которой можно жить, которая притягивает уже своим существованием новых людей. Поэтому троцкисты воспринимаются как секта, а анархисты – нет.

Российский анархист сегодня – это авангард. Кого садят из левых активистов? Анархиста. Кого пиздят оперативники политической полиции? Анархиста. Кого убивают фашисты? Снова его.

Мачизм и презрение к остальным – это неизбежное следствие такой ситуации. Вместе с тем, существование среды, обуславливает куда более адекватное восприятие анархистами объективной реальности. Анархист на практике знает, что такое репрессии. Он на практике знает, что его могут убить за его взгляды и два дня пытать в полиции просто за то, что он поздоровался не с тем человеком на демонстрации. Это способствует к поддержанию все той же самовоспроизводящейся среды. Несмотря на все эти ужасы. Анархист, вместе с тем знает, что в случае проблем он получит реальную и хорошую помощь: деньгами, убежищем, контактами с нужными людьми. Кстати, этим обусловлена периодическая критика анархистов за контакты с либералами. В действительности с либералами анархисты контактируют куда меньше, чем многие «правильные коммунисты». Анархисты не ходят на 31 числа, там не увидеть красно-черного флага ( в отличие от красного). Они не вступают в альянсы не пойми с кем, лишь бы была массовка. Все контакты с либеральной средой ограничиваются правозащитниками, это неизбежно, когда вас садят в тюрьмы и пытают в участках. У троцкистов до сих пор в ходу стереотип, что повзрослевшие анархисты идут в троцкисты. Это было актуально десять лет назад, когда анархистские организации равнялись по численности с троцкистскими. Сейчас такие случаи редкость. Я вот знаю и обратные в последнее время.

Анархисты – это самая живая и единственная относительно массовая часть левого спектра. Остальное – игр в больших. Поэтому нам не нужны альянсы и объединения, мы уже сейчас можем растворить в себе любой филиал «Интернационала». При всех своих недостатках, мы стали движением, а вы нет. Мы сможем измениться в лучшую сторону, нам есть что менять, а вы… «Сперва добейтесь»(с).
Пара слов об отношении к сталинистам. Анархист сталинистов не видит, точнее обычно видит как неких карикатурных персонажей, вроде безумных первомайских бабок, но анархист действующие сталинистские организации вообще не воспринимает как левые, потому что они действуют в рамках совсем другого дискурса. Например в рамках 31 чисел, которые для анархиста чисто либеральные мероприятия и если туда поперся "Левый фронт", значит не мероприятие левое. А  левофронтовики либералы. Такой подход, в свою очередь сформировался и по отношению к вроде бы чисто левому «Дню Гнева».  

В отношении региональных групп анархист недоумевает. Он может относиться к ним хорошо (к приведенным мною в качестве примера ДСПА и СРС анархисты относятся как к союзникам), но признать их реальной альтернативой не может, слишком локальные. Но вот над ними не смеются, видимо по причине отсутствия троцкистского мессианства при реальном недоборе массы.
Tags: анархизм, многобуквота
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 178 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →